Как рассказать ребенку о боге

Дети верующих родителей часто задают своим мамам и папам вопросы о вере.

Но далеко не всегда родители правильно на такие вопросы реагируют — причем речь не только о содержании их ответов, но и вообще об отношении к подобным вопросам.

Какие ошибки наиболее типичны и как их избежать, рассказывает протоиерей Андрей Близнюк, законоучитель в Свято-Петровской школе (Москва).

Как рассказать ребенку о Боге

Giuseppe Milo

Это касается не только ответов на вопросы о вере — современным родителям вообще катастрофически не хватает времени на общение с детьми.

Есть социологические исследования, согласно которым современный родитель общается с ребенком примерно десять минут в день, причем большая часть этого времени тратится не на разговоры по душам, а на повседневную рутину: «покажи дневник», «почисти зубы», «уроки сделал?».

Поэтому детям приходится искать ответы на свои вопросы у посторонних людей, которые могут не обладать педагогическими навыками, не иметь подлинных знаний и даже не всегда желать нашим детям добра.

И не стоит тешить себя иллюзиями, будто достаточно раз в неделю поговорить с ребенком, прочитать ему нотацию и рассказать, что такое хорошо и что такое плохо. Нет, недостаточно! Ребенок нуждается в каждодневном внимании к нему и в каждодневном ответе на его вопросы.

Увы, на практике бывает иначе. Родители говорят: «Потом скажу», «Ты еще мал, не поймешь», «Спроси об этом на исповеди у духовника». И вот приходит ребенок на исповедь, а там стоит 70 исповедников и батюшка перед причастием вышел из алтаря поисповедовать. Естественно, он не ответит — ему некогда.

Вот потому и бывает, что даже в верующих, воцерковленных семьях вырастают дети, которые, уже закончив школу, понятия не имеют о воскресении мертвых и жизни будущего века, а знают только о загробной жизни души.

Или, например, ребенок-пятиклассник из очень церковной семьи задает вопрос: «А где находятся кости Иисуса Христа?» Или дети не знают, что вообще значит имя Иисус. Таких примеров я могу привести множество.

А причина — родители не беседуют с детьми на духовные темы.

Между тем родителям нужно с самого начала понимать, что детские вопросы — любые, не только о вере! — это очень серьезно, очень важно, отвечать на них совершенно необходимо. Нет времени? Значит, надо что-то изменить в своем жизненном распорядке, выкроить это время.

Более того: к ответам на детские вопросы нужно очень серьезно готовиться.

Лучше всего даже делать это заранее — пообщаться с другими родителями, с духовником, почитать православные ресурсы, посвященные этой теме — например, интернет-журнал «Батя», который, кстати, могу рекомендовать одиноким матерям, воспитывающим сыновей.

Ведь такой маме трудно бывает отвечать на мужские вопросы, тут уж приходится привлекать взрослых мужчин — будь это духовник, школьный учитель, родственник. Но и самой нужно знать, что отвечать мальчику, чтобы он развивал свою мужественность.

Но может быть и так, что вы услышали от ребенка вопрос, на который затрудняетесь ответить сходу.

В таком случае надо честно сказать: «Я сейчас ответить не смогу, но я подумаю, поищу ответ и обязательно тебе скажу». Естественно, обещание свое надо сдержать, причем сделать это как можно быстрее.

Если вернуться к разговору через полгода, у ребенка уже отложится в сознании, что он спросил и ему не ответили.

И, конечно, нельзя все детские вопросы о вере спихивать на духовника или на учителя в православной школе. Делая это, вы тем самым демонстрируете ребенку, что духовная сфера вам чужда, что христианское вероучение вы не знаете, что ваша принадлежность к Церкви чисто внешняя, формальная. Постоянно отмахиваться «спроси у духовника» — значит, внушить ребенку уверенность, что вам ответить нечего.

Но бывают, конечно, такие вопросы, когда ребенку можно сказать: спроси об этом еще и у духовника. Мнение духовника — это очень важно, и надо, чтобы в семье знали, что ребенок спросил и что ему ответили. Поэтому я, как духовник, стараюсь делиться с родителями детскими вопросами. Чтобы дети задавали серьезные вопросы, я на своих уроках отвожу специальное время.

Включаю музыку и терпеливо жду. Такие вопросы мне позволяют построить интересный урок. А чтобы их лучше запомнить, я завел в классе ящичек, куда дети кладут записки с вопросами. Они, конечно, и устно спрашивают, но мне важно, чтобы вопросы остались зафиксированными.

Я изучаю динамику вопросов за последние годы, обнаруживаю некоторые тенденции, рассказываю об этом родителям наших учеников.

Как рассказать ребенку о Боге

Khuroshvili Ilya

Это тоже случается довольно часто: ребенок задает вопрос, облекая его в такие слова, которые родителям кажутся недостаточно благочестивыми или какими-то чересчур наивными, если не сказать идиотскими.

Например: «а в раю будет гигантская клубника?», «а можно ли покрестить нашу кошку?», «а у Иисуса Христа была жена?» и так далее. «Да как ты смеешь такое произносить?!», «Да как у тебя язык повернулся такое сказать?!» — негодуют родители.

А в результате у ребенка возникает недоверие к ним, он боится их спрашивать, чтобы не нарваться на упреки.

Доверительные отношения с ребенком — это самое главное, что родители должны беречь, взращивать и развивать. Ребенок должен всегда знать, что о чем бы он ни спросил, его не опозорят, а поддержат.

Как рассказать ребенку о Боге

Jaume Escofet

Иногда родители чувствуют, что ребенок, задавая свой вопрос, не очень-то заинтересован в ответе, спрашивает «просто так» — и поэтому отказываются отвечать. Может быть, отказываются в корректной форме, без упреков, может быть, как-то отшучиваются — но так или иначе не поддерживают разговор.

Между тем это серьезная педагогическая ошибка. Даже если вопрос вызван пустым любопытством — все равно для родителей это сигнал, что ребенок испытывает дефицит общения. Вцепившись в родителей, видя их глаза, он начинает спрашивать просто что в голову придет. Но такие «праздные вопросы» могут быть лишь прелюдией к настоящему разговору.

Такими вопросами ребенок, возможно, проверяет вас: а вы вообще его слышите? И если мы отфутболим его с «пустым» вопросом, он не задаст и тот настоящий, волнующий его вопрос, который по каким-то причинам сразу задать не может: стесняется, боится.

Поэтому родители должны отвечать даже и на пустой вопрос, размышляя при этом, а что будет дальше? Куда повернется разговор?

Приведу пример из одной книги. Ребенок увидел в подъезде кошку, захотел ее погладить, а папа против:

— Не гладь, у нее блохи!

— А откуда у нее блохи? — спрашивает ребенок.

  • — От другой кошки.
  • — А у нее откуда?
  • И папа терпеливо объясняет:
  • — Та кошка заразилась от кошки из другого подъезда, и так до бесконечности!
  • И тут ребенок говорит:
  • — Папа, а ведь бесконечными могут быть только цифры!

И папа понимает, что ребенок-то у него философ! Кошка — лишь повод к разговору, ребенку интересна жизнь, ребенок уже знает, что есть бесконечность цифр, но нет бесконечности кошек.

Детские психологи говорят, что самые интересные, самые глубокие вопросы дети задают в возрасте до 13 лет. А после взрослые «отфутболивания» и общественные стереотипы приземляют ребенка, гасят в нем философские интересы.

Ребенок становится «как все» — не высовывается, боится насмешек, оберегает границы своего личностного пространства. Вот поэтому маленьким детям нужно отвечать на их даже самые странные вопросы.

А вопросы эти, при всей внешней наивности, могут оказаться невероятно глубокими.

Приведу примеры из своей семейной жизни. Когда одной из моих дочерей было пять лет, она осознала, что все люди смертны, что это неизбежно — и заплакала.

Я стал ее утешать, рассказал о Царствии Небесном, о Боге и вечной жизни.

Она успокоилась немножко, и потом, уже засыпая, сказала: «Папа, я по тебе скучать буду, когда ты умрешь!» Я вновь начал ее утешать, а она вдруг и спрашивает: «Папа, а ты меня узнаешь в раю?»

Этот детский вопрос на самом деле невероятно глубокий и духовный.

Ведь тут, в земной жизни, человек зачастую видит лишь внешнее, а то, что хранится внутри, то есть души даже близких людей, для него закрыты, и потому уже там, за пределами земного бытия, он эти души просто не узнает, пройдет мимо, они так и останутся для него неразгаданной тайной. Узнают друг друга лишь те, кто еще при жизни срослись душами, сроднились. Пятилетний ребенок еще не может, конечно, выразить это по-взрослому, но он вполне способен это чувствовать.

Другой пример, с другой дочкой.

Ей тогда, кажется, еще четырех лет не было — и перед сном она спрашивает: «Папа, а у меня в животике есть маленький?» Я опешил, отвечаю: «Да что ты, доченька, спи давай!» А она, не удовлетворившись моим ответом, спрашивает: «Ну, может, как зернышко?» Я как-то растерялся: ну не рассказывать же такой малышке о детородной системе! Пробормотал что-то вроде «Ну, потом поговорим…» А она как-то так вздохнула: «Жаль… Я бы Тёмой назвала».

И вот тут понимаешь, что просто не готов к такому разговору, не готов к тому, что ребенок уже в таком возрасте может так глубоко думать и чувствовать, что в нем уже пробуждается материнство, и ему нельзя уже просто сказать «Вырастешь — расскажу», надо заранее готовить ответы.

Как рассказать ребенку о Боге

Alston Huang

Когда ребенок спросил и вы ответили — это еще не значит, что тема закрыта. Ребенок получил ответ от вас — но это только начало разговора. Важно, чтобы на этот же вопрос он получил ответ и от других людей.

Если ребенок задал вопрос маме — ей нужно потом обязательно рассказать об этом папе: вот, мол, он это спросил, а я так ему ответила. Очень хорошо, если папа подойдет к ребенку и скажет: «Знаешь, мама рассказала мне, какой вопрос ты ей задал.

Это очень хорошо, что ты так глубоко мыслишь! А я со своей стороны мог бы ответить тебе так…»

То есть важно, чтобы у ребенка было объемное восприятие мира, а не плоское, однообразное. Ведь мужчины и женщины немножко по-разному мыслят, и рассказывать будут по-разному, а в результате получится стереоэффект.

Кроме того, даже если кроме вас на этот вопрос ребенку никто отвечать не будет, хорошо бы спустя какое-то время, когда ребенок станет постарше, к этому разговору вернуться, показать ему какие-то другие грани проблемы, которые ранее могли быть ему недоступны.

Читайте также:  Аденовирусная инфекция у детей: симптомы лечение

Это, конечно, в первую очередь касается мировоззренческих или богословских вопросов вроде «откуда в мире столько зла?», «почему в Библии ничего не сказано про динозавров?», «почему Бог не мешает злым людям обижать добрых людей?» и так далее.

Такие вопросы никогда нельзя исчерпать полностью, чем старше становится ребенок, тем более глубокий ответ он способен воспринять.

Ну и, конечно, если родители ответили сходу — и чувствуют, что не очень разбираются в этой теме, что их ответ был слишком приблизительным, им нужно глубже в это вникнуть, почитать какую-то литературу, спросить у знающих людей — и как можно скорее поговорить об этом с ребенком вновь, дополнить свой ответ.

Как рассказать ребенку о Боге

Swansea Photographer

Бывает, однако же, и так, что родители непоколебимо уверены, что уж они-то все о Православии знают и на любой вопрос могут ответить безошибочно. Отвечают детям сходу — и отвечают неправильно, их ответы не соответствуют церковной традиции. Отвечают, основываясь на каких-то стереотипах, бытующих в околоцерковной среде, на каких-то слухах, бездумно повторяют чьи-то слова.

Особенно часто это бывает с вопросами церковной жизни, стоящими сейчас особенно остро, будоражащими общественное сознание. Например, что считать ересью? Ересь ли экуменизм? И родители, которые борются с этой ересью на просторах интернета, соответствующе и отвечают своим детям, не доверяясь мнению священников.

Между тем очень важно, чтобы ребенок понимал: у него есть семья, но есть и храм, есть и духовник, есть и приходская община, и не надо замыкаться (в том числе и со своими вопросами) только в границах семьи. Естественно, я имею в виду ситуацию, когда внимательный духовник, здоровая община (а таких все больше).

Если же родители замыкают ребенка на себя, то когда он вырастает, когда ему исполняется 14-15 лет, когда родительский авторитет падает — он остается со своими вопросами один на один. Родителей он уже не спрашивает — не доверяет, а больше рядом никого нет.

На заставке фрагмент фото FunKa-Lerele

Как им объяснить, «кто такой Бог»

Основные идеи

  • Знание защищает. Представление об устройстве мира дает ребенку чувство большей безопасности.
  • Искренность помогает. Честный разговор о том, что дают родителям их воззрения, поможет формированию его личности.
  • Толерантность воспитывается. Зная, что взгляды бывают разными, дети вырастут более терпимыми.

Мы живем в светском обществе, где религия уже не играет той главенствующей роли, которую она играла в жизни наших предков. Современный человек не слишком часто размышляет о божественном, считая вопросы веры скорее частным делом каждого или попросту не придавая им особого значения.

И поэтому нередко мы оказываемся не готовы к разговору на эту тему с нашими детьми. «В прошлом году, увидев по телевизору рождественскую службу, дочка потребовала, чтобы ее отвели в храм, — рассказывает Олег, отец семилетней Ксюши. — Она начала бегать, аукать, как в лесу, заглядывать во все углы. Потом Ксюша сказала, что искала Бога.

Я попытался как мог объяснить ей, что его нельзя увидеть глазами, но, боюсь, она меня так и не поняла».

Сталкиваясь с подобными трудностями, многие из нас не касаются этой непростой темы в разговорах с ребенком в надежде, что с возрастом тот сам во всем разберется. Однако, обходя молчанием вопросы веры и устройства мироздания, мы лишаем наших детей возможности приобрести культурный и духовный опыт.

«В том, что касается религиозного воспитания, родителям необходимо снабдить ребенка знаниями, которые подготовят его к восприятию нашего мира и привлекут внимание к разнообразию людских мнений и верований, — утверждает французский психоаналитик Малек Шебель (Malek Chebel). — Только так он сможет познакомиться с разными взглядами на мир, нормами морали и поведения.

Это пригодится ему в будущем, ведь всегда полезно взглянуть на подобные вещи по-новому, открыто и непредвзято».

Понимание культурных основ различных религий важно для гармоничного и целостного формирования человеческой личности.

«Будь вы атеистом, агностиком, православным, иудеем или мусульманином, детей обязательно следует знакомить с религиозным наследием, ведь оно относится к базовым знаниям, накопленным человечеством за всю его многовековую историю, — полагает искусствовед Алексей Жуков.

— Памятники архитектуры и праздники, отмеченные в календаре, музыка и литература, изобразительное искусство и история — пространство, окружающее современных детей, буквально пропитано религиозными символами. Не давая ребенку ключей к их пониманию, мы обрекаем его не только на эстетическую глухоту, но и на неадекватное восприятие того мира, в котором ему предстоит жить».

Однако необходимость освоить общие для всех людей культурные коды — не единственное основание для того, чтобы познакомить своего ребенка с религиозным видением мира и поведать ему о Боге. «Ребенок остро чувствует неизвестность будущего, неохватность Вселенной и собственную беззащитность перед ее могущественными силами.

Именно поэтому мистические идеи очень близки детям, — считает гештальттерапевт Мария Андреева. — Они отвечают их внутренней потребности почувствовать себя под опекой мудрой и надежной силы. И, даже если сами вы не заведете с сыном или дочерью разговора о „потустороннем“, они будут фантазировать о нем, мечтать или бояться».

Подобный интерес не означает, что ребенку не хватает родительской защиты в повседневной жизни (хотя и это возможно), — скорее всего, он просто начинает осознавать, что в мире существуют силы, не подвластные даже его отцу или матери, и пытается заручиться еще более надежным покровительством.

«Возможно, пятилетний малыш не сможет запомнить всех деталей, — продолжает Мария Андреева, — но саму идею существования Бога воспринять для него проще, чем кажется взрослым, — она базируется на понятной ему сейчас потребности в безопасности — одной из главных, присущих любому живому существу.

Беседуя с детьми на подобные темы, мы позволяем им почувствовать себя более уверенно и надежно».

Когда ребенок растет в религиозной семье, это не значит, что вопросы, связанные с верой, решатся для него автоматически.

«Говорите с детьми о Боге в традициях вашего вероисповедания, объясняйте им смысл ритуалов, соблюдения которых вы от них ожидаете, — советует Катерина Хмельницкая. — Механическое повторение молитв и обрядов подавляет в ребенке творческое начало, живой интерес к жизни и препятствует его взрослению». Воспитывая ребенка в религиозном ключе, родителям стоит соблюдать известную осторожность.

Мария Андреева предостерегает: «Очень легко превратить Бога в подобие „милиционера“, которым пугают детей некоторые родители. Чтобы этого избежать, не забывайте подчеркивать всепрощающий характер Создателя, его любовь к людям и безграничное терпение.

Обратите внимание детей на то, что многие вещи приходится делать самостоятельно и что в конечном итоге их жизненный путь зависит только от них самих».

Основные причины, не дающие родителям говорить с детьми о вере откровенно, — это нежелание навязывать им свои убеждения и сомнения, а порой и банальный недостаток знаний. «У нас в семье о Боге практически не упоминали, — рассказывает 38-летняя Зоя.

— Я сама не могу назвать себя безоговорочной атеисткой, но и никакой определенной веры тоже не придерживаюсь. А кроме того, мне просто не хватает образования в этой сфере. Поэтому, когда мой сын заговаривает со мной на „божественные“ темы, я уклоняюсь от ответов или пытаюсь подсунуть ему какую-нибудь хорошую детскую книжку».

Конечно, в разговоре о таких важных вещах, как вера, неуместны категоричность и нетерпимость. Однако и скрывать собственное мнение (или его отсутствие) — далеко не лучший выход, тем более что ребенок все равно ощутит фальшь. «Дети понимают гораздо больше, чем мы говорим словами, — утверждает Мария Андреева.

— Как бы мы ни старались сохранить беспристрастность, они все равно почувствуют нашу неуверенность и ту степень свободы, которую мы готовы им предоставить в сфере духовного поиска».

Утаивая от детей собственный взгляд на вопросы веры, родители могут не только снизить их чувство защищенности и внутреннего комфорта, но также и создать препятствие развитию личности ребенка. «Негативно сказаться на ребенке может только принуждение верить или не верить во что-нибудь, но не открытый разговор о ваших взглядах, — говорит семейный психотерапевт Катерина Хмельницкая.

— Расскажите ему о том, во что верите вы сами, и объясните, что дает вам эта вера в жизни (ведь и атеизм не является безверием, но верой в то, что Бога не существует).

Если вы не знаете ответа на заданный вопрос, честно признайтесь в этом и предложите почитать и подумать об этом вместе — вы не только удовлетворите потребность детей в стабильной картине мира, но и укрепите близость и доверие с ребенком».

Осознание собственной — через родителей и семью — принадлежности к конкретной системе взглядов накладывает на детей определенные ограничения, однако в этом нет ничего страшного.

«Ограничивая себя в тех или иных областях (например, в употреблении в пищу некоторых продуктов), взамен ребенок получает ощущение причастности не только к своим родным, но и к огромному сообществу людей, разделяющих те же убеждения, — полагает Мария Андреева.

— Родители непременно должны объяснить ребенку, что не существует „плохих“ и „хороших“ религий и что выбор конкретной конфессии или осознанный отказ от религии определяется взглядами самого человека и традициями его семьи, а не недостатками других точек зрения».

«Начиная разговор на метафизические темы, стоит учитывать уникальные особенности восприятия, присущие каждому возрасту», — советует гештальттерапевт Мария Андреева.

  • 4—5 летРебенок очень отзывчив и чувствителен к мистическим идеям. Он легко понимает и принимает саму мысль о существовании Бога, потому что она базируется на понятной для него потребности в безопасности. Интерес ребенка к религиозной теме носит предметный характер: он хочет понять, кто такой Бог и что факт существования Бога означает для него лично.
  • 5—7 летЕго волнуют более сложные вопросы: «Куда я попаду, когда умру?», «Что такое душа?» и т. д. Дети способны уже не просто поверить в существование неосязаемых и незримых абстракций, но и непосредственно их вообразить.
  • 7—11 летОн может понять смысловое и этическое содержание обрядов и религиозных норм. А главное — отличить их от социальных императивов: ребенок начинает осознавать, чем заповедь «не убий» отличается от маминого «драться нехорошо».
  • 12—15 летЕго познавательные способности развиваются до уровня взрослого. Подросток начинает в полной мере осознавать то духовное содержание, которое составляет суть любой религии.
Читайте также:  Детские санатории в анапе с лечением: для детей от 3 лет

Как рассказать ребенку о Боге

Говоря со своим ребенком о вере, стоит учитывать и специфические особенности детского восприятия. «Прежде всего, разговор должен идти на понятном ему языке, — советует Мария Андреева. — Все религиозные представления абстрактны, их можно представить, но нельзя потрогать.

Именно поэтому очень важно, чтобы наши объяснения опирались на слова и опыт обыденной жизни, например: «Создатель заботится о нас, он грустит и смеется вместе с нами». Важная задача — выбрать точную интонацию и удачное время для беседы.

«Главное, чтобы ваш разговор с ребенком был доверительным и происходил, что называется, по обоюдному вдохновению, — считает Катерина Хмельницкая.

— Если вы собрались поделиться с сыном или дочкой своими соображениями на эту деликатную тему, а он(а) в эту минуту хочет играть или смотреть мультики, разговор вряд ли получится. Если ребенок сам задаст „наводящий“ вопрос, воспользуйтесь им как поводом для дальнейшей беседы.

Важно не отказывать детям, если они сами просят поговорить о том, что их волнует, — например, о том, все ли мы умрем и куда отправимся после смерти. Если вас застали врасплох, честно скажите: сейчас я не могу с тобой обсудить этот вопрос, но мы обязательно вернемся к нему. И не откладывайте разговор в долгий ящик!»

Некоторым свойственно говорить о религии с чувством, другие предпочтут интонацию отстраненную, и в любом случае нас будет волновать, что же ребенок вынес из нашей беседы.

«Не стоит искусственно создавать атмосферу таинственности, говорить с пафосом или, наоборот, стараться обойтись безличными предложениями — ребенок сразу почувствует вашу неуверенность или неловкость, — советует Катерина Хмельницкая. — Будьте собой, говорите с ребенком как с равным.

Что же касается вопросов на „усвоение материала“, то попробуйте спросить: „Что ты думаешь по этому поводу?“ Если место, время и тон были выбраны правильно, вы увидите: ребенок сам, своими словами скажет вам больше, чем вы успели рассказать ему».

«У нас одна бабушка — католичка, дед — мусульманин, моя жена — пятидесятница, а сам я убежденный атеист, — рассказывает 42-летний Георгий, отец близнецов Ани и Сережи. — Мы решили, что лучший способ дать детям представление о религии — читать им мифы разных народов.

Ребята слушают истории о Моисее или о подвигах Рамы с тем же удовольствием, что и сказку о Снежной Королеве. Думаю, они сумеют сориентироваться в сфере религии и составить собственное мнение».

В семье, члены которой не принадлежат к единой конфессии или не очень компетентны в вопросах веры, проще всего познакомить ребенка с основами религиозного восприятия мира через памятники культуры.

Поход в музей, прогулка или совместный просмотр телепередачи могут стать отправной точкой для разговора об устройстве мира.

По мере взросления дети сумеют переосмыслить полученную информацию в новом ключе и на ее основе сформировать собственное отношение к религиозным взглядам.

Об этом же говорит и известная буддийская притча: «Помнишь, — спрашивает один монах другого, — в дни нашей юности покойный настоятель читал свои проповеди так тихо, что мы не могли их расслышать? Так вот, я только сейчас сумел разобрать его шепот».

Что и как говорить? Этот вопрос мы задали представителям ведущих конфессий.

Отец Георгий Кочетков, православный священник«Когда сын или дочь спрашивают вас о Боге, не стоит пускаться в богословские рассуждения. Я советую своей пастве вести разговор в таком ключе: „Бог — это тот, кто всегда, при всех обстоятельствах нас любит, и поэтому мы тоже хотим его любить. Да, увидеть его нельзя, но и ветер не увидишь, его можно только почувствовать.

Попробуй дунуть — и ты ощутишь, как шевелится воздух. Так и божественный дух: ты его не видишь, но чувствуешь“. У ребенка появятся новые непростые вопросы. Например, почему у других народов боги другие? Мне кажется, тут важно подчеркнуть, что Бог — один, но постигать его люди могут по-разному. Наивные детские вопросы и вам помогут лучше осознать свою веру.

Так что польза от таких бесед будет и детям, и родителям».

Его Святейшество далай-лама XIV«Маленькому ребенку нужно время, чтобы вырасти и превратиться во взрослого человека. Это не может произойти в одночасье. Подобным образом нужно время и для трансформации сознания.

Когда речь заходит о духовной практике, мы не можем мгновенно привить человеку те или иные позитивные качества и моментально трансформировать его сознание. На это нужно время. Очень важно хорошенько поразмыслить, прежде чем отнести себя к той или иной духовной традиции.

Но если уж вы сделали выбор, то нужно придерживаться его в будущем. Не стоит превращаться в человека, который то и дело пробует блюда в различных ресторанах, но так и не может решить, где ему поужинать.

Будьте внимательны в выборе религиозной практики, но затем следуйте ей всем сердцем и постарайтесь передать это отношение к вере своим детям».

Католический теолог Алексей Юдин, член Папского совета по делам мирян«Предлагаю начать этот важный разговор с емкого и глубокого образа: „У тебя есть отец, отец твоего отца — твой дедушка, а Бог — это наш всеобщий отец. И он равно любит всех своих земных детей. Даже если они шалят.

Но ведь ты не станешь шалить, если не хочешь огорчить того, кто тебя любит?“ Такой зачин вполне подходит и для детей из нерелигиозных семей. Отец для ребенка — самое могущественное существо, одновременно любящее и требовательное. Образ Бога — отца всех живых не навязывает веру, а дает повод для размышления.

Выводы ребенок будет делать сам. Я советую родителям прочитать книгу Михаила Дымова „Дети пишут Богу“ (см. „Об этом“).

Второклассник Игорь пишет: „На земле столько бед и страданий, чтобы людям не жалко было умирать?“ Подумайте над этим вопросом, и, может быть, вы сумеете поддержать „богословский разговор“ с ребенком на должном уровне, но без академической сухости».

Имам Шамиль Аляутдинов, проповедник Московской мемориальной мечети на Поклонной горе«Вера в Бога дает ребенку, да и каждому человеку, так необходимую ему уверенность в том, что его любят, поддержат и в нужный момент протянут руку помощи — лишь прояви немного терпения и старания. Именно об этом родителям и нужно говорить в первую очередь.

Но также необходимо обращать внимание наших детей на то, что вера дает почувствовать ответственность, которая лежит на нас в этой жизни. Если не напоминать взрослеющему ребенку, что каждый в этом мире ответствен перед своей семьей, перед обществом и, наконец, перед Богом, то он может встать на путь нежелания взрослеть.

Родители постараются вместе с детьми развеять сомнения, обосновать логически свою точку зрения и тем самым сделают отношения со своими чадами еще более близкими, а заодно передадут им мощный заряд оптимизма, заложенный в религиозном взгляде на мир.

Ведь, как говорил пророк Мухаммад, «верующий при любых обстоятельствах считает свое положение наилучшим: как бы тяжело ему ни было, он благодарит Господа».

Когда и как надо начинать говорить ребенку о Боге

При использовании материалов библиотеки ссылка на источник обязательна. При публикации материалов в сети интернет обязательна гиперссылка:

«Благовещение. Библиотека православного христианина.» (www.wco.ru).

Преобразование в форматы epub, mobi, fb2

«Православие и мир. Электронная библиотека» (lib.pravmir.ru).

Как часто, глядя на непокорного подростка, впавшего в отчаяние юношу, заплутавшую среди искушений и соблазнов девушку, мы думаем: когда они нас не услышали, когда — не поверили? Что мы не смогли сказать им, почему они не захотели быть вместе с нами? Ведь мы их так любили, берегли, опекали…

Может, мы в этой заботе и опеке упустили момент, когда можно и нужно было сказать ребенку самое главное слово — о Боге, Истине, Правде?

В нашу небольшую книжку для родителей вошли размышления современных педагогов (материалы хранятся в архиве издательства «Сатисъ»), наставления, молитвы о детях и советы из «Троицких листков», которые выпускала в XIX веке Лавра преподобного Сергия.

Дай Бог вашему малютке в характере быть похожим на овечку, а не на козленочка. Овечки бывают тихи, смирны и послушливы, а козленочки прыгливы, крикливы и бодливы, и за это самое они никому неприятны. А кроме сего, овечки на Суде Божием станут одесную Христа, а козленочки по левую, то есть будут отвержены от Христа, чего должно опасаться и вашему дитяти.

Из писем игумена Антония Малоярославецкого

Цель воспитания раскрывается в молитвах Таинства Крещения.

Священник, среди других, читает следующую молитву (приводим в русском переводе): «Владыка Господи Боже наш, призови раба Твоего (имя ребенка) ко святому Твоему Просвещению…

Отстрани от него ветхость его греховной природы и обнови его для жизни вечной… Чтобы он впредь не оставался рабом своей плоти, но стал сыном (или дочерью) Твоего Царства».

В Таинстве Крещения человек внутренне преображается: он умирает для греховной жизни и рождается для духовной, благодатной.

Новокрещенному открывается возможность стать новым, одухотворенным человеком, любящим Бога, любящим добро.

Эти свойства уподобляют его самого воплотившемуся Сыну Божию, как поется во время обхода крестильной купели: «Елицы (те, которые) во Христа крестились, во Христа облеклись (приняли Его образ)» [1].

Ответственность за привитие и укрепление в ребенке христианских добродетелей лежит на родителях, родственниках и кумовьях.

Так как человек состоит из тела и души, то ребенок нуждается не только в телесном Питании, но и в духовном. Если родители ограничиваются только физическим питанием ребенка и пренебрегают духовным, он вырастает «чадом тела», бездуховным рабом своих плотских желаний.

Святой Иоанн Златоуст так говорит об ответственности христианских родителей: «Воспитать сердце детей в добродетели и благочестии — священный долг, который нельзя преступить, не сделавшись виновным в духовном детоубийстве. Это обязанность общая, как отцов, так и матерей…

Существуют отцы, которые не щадят ничего, чтобы доставить детям удовольствия, как богатым наследникам; а чтобы дети их были христианами — до этого родителям мало нужды. Преступное ослепление! От него все беспорядки, от которых стонет общество…

Если бы отцы старались дать своим детям доброе воспитание, то не нужны были бы ни законы, ни суды, ни наказания. Палачи нужны потому, что отсутствует нравственность».

Евангелие учит, что главное в жизни человека — правильное состояние его сердца. Под «сердцем» понимается тот центр внутренней жизни человека, в котором сосредоточиваются его желания и чувства, и который определяет его нравственную жизнь.

Читайте также:  Спортивный уголок дома: консультация для родителей

Если Сам Спаситель сказал, что от сердца исходят помышления злая (Мф. 15, 19), то очевидно, что без воспитания сердца человек обойтись не может. Поэтому дать доброе направление сердцу ребенка является главной задачей воспитания.

Так как человек вынужден жить среди многих и различных соблазнов, то очень важно для него уметь самостоятельно разбираться в том, что правильно, а что нет.

Для этого родители должны привить ребенку любовь к добру и внутреннее чутье, которое поможет ему распознавать и преодолевать соблазны.

Причем очень важно привить любовь к Богу в самом раннем возрасте, раньше, чем ребенок утратит свою духовную восприимчивость.

[1] Стих из послания ап. Павла к галатам.

В вопросе о возрасте, когда следует приступать к воспитанию детей, мнения часто расходятся. Некоторые родители считают, что после появления на свет ребенок долгое время нуждается только во внешнем уходе. Они смотрят на него, словно на забавного котенка, не восприимчивого к духовным воздействиям, полагая, что до 2-3-х лет разум ребенка еще не готов к усвоению духовных предметов.

Когда и как надо начинать говорить ребенку о Боге

Факторы домашнего воспитания

Как мы уже говорили, пока ребенок мал, он воспринимает все преимущественно через свои чувства. По мере же того, как он подрастает, надо развивать в нем волю. Так как в раннем возрасте человек живет преимущественно влечениями своих чувств и желаний, когда разум его еще не созрел, то надо меньше всего обременять ребенка разными нравоучениями и логическими доказательствами.

Воспитание в семье начинается с приучения ребенка к послушанию. Чем раньше ребенок привыкнет сразу выполнять указания родителей, тем легче будет в дальнейшем его воспитывать. Вначале воспитание сводится к запрещениям: не делай этого, так делать нельзя, это не хорошо…

Но ребенок растет, и нужно ему давать что-то положительное, наставлять и учить. Здесь уже начинаются трудности, так как для внушения ребенку правил поведения не всегда бывает достаточно одних слов. Обычно здесь мы наталкиваемся на нежелание ребенка подчиняться, на известное упрямство с его стороны.

Чтобы преодолеть это, родители должны прибегать иногда и к более сильным средствам.

Тут бывают два способа воздействия: одни родители применяют наказания, другие же становятся на путь религиозного воздействия.

Физическое наказание, конечно, иногда необходимо; но если оно будет применяться часто и станет преобладающим средством воспитания, то это приведет к неблагоприятным последствиям.

Во-первых, ребенок привыкнет выполнять нужное только «из-под палки» и не научится делать нужное из внутренних побуждений. Во-вторых, если наказания станут частыми, они сделают ребенка озлобленным, скрытным, недоверчивым и могут оставить болезненный след в его характере.

Более успешно действует религиозный способ воспитания. Родителям почти нет надобности прибегать к физическим наказаниям, когда они внушают ребенку не свои собственные правила, а то, что требует Господь Бог.

Верующая мать учит ребенка так: «Не делай этого — Боженька этого не любит… Этого нельзя — Боженька этого не позволяет». Или: «Если будешь так делать, то ты обидишь Господа».

А если ребенок пострадал за свое непослушание (ушибся или обжегся), то мать говорит: «Вот видишь, ты сам виноват, ведь ты не послушался Бога».

Постепенно, шаг за шагом, родители могут приучить ребенка к чувству присутствия Бога.

Если ребенок тайно начинает делать что-нибудь запрещенное, то ему говорят: «Ты не думай, что Боженька не видит, что ты здесь без меня делаешь!» — и при этом ребенку указывают на икону в углу.

Когда один малыш, желая украсть конфеты из буфета, повернул перед этим иконку лицом к стене, «чтобы Боженька не видел», мать стала объяснять ему, что Бог находится всюду и все видит.

Но не только запрещения должны внушаться Именем Божиим. Еще важнее, когда положительные требования к ребенку будут основываться на Божественном авторитете. Надо объяснить ребенку, что Бог помогает ему во всем добром, и главный путь к получению помощи от Бога — это молитва.

Ребенок должен понять, что без помощи Божией он не сможет ничего достичь. При этом необходимо учить ребенка благодарить Бога за все, что он имеет — за здоровье, за еду, за радости, за вещи, которыми он пользуется. Также надо приучить ребенка молиться за своих родителей.

Огромное воспитательное значение для детского сознания имеет представление о Боге, как о Небесном Отце, любящем нас и заботящемся о нас.

Когда, например, ребенок остается дома один или среди чужих людей, то мать его успокаивает: «Ты же не один, с тобой Боженька, Который тебя всегда защитит».

Надо рассказать ребенку об Ангеле Хранителе, который его сопровождает, охраняет, и тем самым постепенно отучить ребенка бояться темноты и одиночества. Не менее важное значение имеет для ребенка внушаемая ему любовь к Богу, Источнику всякого блага.

Чтобы эти наставления не были отвлеченными, надо чтобы ребенок вместе с родителями жил церковной жизнью, чтобы и для него потребностью стало посещение Богослужений в храме, целование икон, возжигание свечей перед иконами, просмотр библейских картин и иллюстраций, совместная домашняя молитва, питье святой воды натощак, частое Причащение.

Этим ребенок дисциплинируется, приучается следовать определенным правилам, и воля его привыкает повиноваться воле Божией.

Ребенок должен видеть, что для родителей церковная жизнь — не внешняя повинность, а глубинная потребность, что она приносит им радость — и тогда он тоже будет тянуться к этой радости: будет радостно просыпаться утром в день Причастия, будет с любовью прикладываться к иконкам, будет потихоньку учиться молитве.

Само собой разумеется, что по мере развития ребенка родители должны его внешнее благочестие направлять к укреплению в нем внутреннего повиновения Богу.

Это должно выразиться в правдивости, скромности, незлобивости, трудолюбии, постоянстве, в умении прощать обиды и т.д.

Если к этому добавить обычное в православной семье соблюдение важнейших постных дней и праздников — то для ребенка будет создана та благоприятная обстановка, которая может сделать излишними всякие телесные наказания.

Если сравнить этот способ воспитания с другими, основанными на ценностях мира сего, то мы увидим, как часто там используются окрики, побои, длинные и скучные нравоучения, не затрагивающие ни чувства, ни воли детей, или, как другая крайность, — позволяется необузданное своеволие и распущенность. Все это только калечит ребенка. Не в этом ли различии в подходах к воспитанию причина того, что дети из разных семей так резко отличаются друг от друга: одни — ласковые, доверчивые, чуткие ко всему доброму и жалостливые; другие — угрюмые, недоверчивые, бессердечные и безудержные в своих желаниях. Чисто внешнее светское воспитание лишает ребенка самых ценных и высоких человеческих качеств. Еще страшнее, когда религиозное воспитание становится чисто внешним: длинные и скучные нравоучения «благочестивых» родителей способны только оттолкнуть ребенка от Церкви.

Во всяком воспитании, а особенно в религиозном, наибольшее влияние имеют не сами слова или наказания, а личный пример. Поведение близких людей — вот что каждый день и час воздействует на душу ребенка.

Дети сталкиваются с двумя группами людей: со своими домашними и с другими — школьными товарищами, соседями и просто с «улицей». Нам часто кажется, что семья старается дать ребенку добрый пример, тогда как со стороны товарищей, соседей и улицы дети подвергаются дурному влиянию.

И у родителей возникает желание запретить детям всякое общение с окружающей средой — но это создало бы искусственное разобщение ребенка с окружающими и лишило бы его необходимой подготовки к жизни. К тому же, «ретивые» родители забывают, что главное для христианина — научиться любить всех, с кем Господь сводит его в жизни.

А порой, совершенно «отрицательный», с точки зрения родителей, одноклассник может научить нашего «правильного» ребенка дружить, не быть вредным ябедой, защищать более слабого.

  • Для того, чтобы семья все же имела решающее влияние на ребенка, необходимо не только непрерывное наблюдение со стороны родителей за детьми, но и личный добрый пример. Вот качества, которые требуются от родителей для успешного воспитания:
  • 1)       любовь к детям,
  • 2)       справедливое отношение к ним,
  • 3)       последовательность в поступках — «как учат, так и сами поступают».

Уясняя эти нелегкие обязанности, родители все больше сознают свою ответственность за своих детей. Приятно наблюдать, как молодые супруги, стремясь дать своим детям добрый пример, начинают сами подтягиваться, следить за собой и заниматься самовоспитанием. Получается, что не только родители воспитывают своих детей, но и дети оказывают благотворное влияние на своих родителей.

Желательно, чтобы оба родителя были верующими и вместе принадлежали к единой Православной Церкви. В случае же смешанного брака (православного с инославной или наоборот) очень важно, чтобы было достигнуто согласие (желательно еще до заключения брака), что дети будут крещены в Православной Церкви и будут воспитываться в Православном духе.

Расхождение родителей в вопросах веры и в особенности споры по принципиальным вопросам в присутствии детей создают раздвоенность в детских душах и могут очень повредить им. К сожалению, в нашей реальной жизни ребенок очень часто растет в семье, где только мама или папа — верующий.

В такой ситуации взаимная терпимость и любовь научат ребенка в будущем быть столь же терпимым к людям, не разделяющим его убеждений.

В присутствии детей ни в коем случае нельзя критиковать друг друга или унижать: в конечном итоге это подрывает авторитет обоих родителей.

Вообще, родители должны быть очень осторожны в разговорах при детях. Некоторые думают: маленькие, все равно не поймут. Но ребенок, даже не понимая умом, внутренним чутьем схватывает суть разговора, и это дает нежелательный толчок его мыслям. Таким образом можно повредить душе ребенка или вызвать с его стороны вопросы, на которые трудно будет ответить.

Лучше не обсуждать некоторых тем при детях, избегать при них насмешек над людьми, не проявлять неуважения к тому, что для ребенка свято, например, лучше не критиковать учителей, духовенство и т.п.

Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, — сказал Христос, — тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской (Мф. 18, 6).

Ссылка на основную публикацию