Вальдорфская школа: что это такое

Европейская система образования уходит корнями не в вольные Афины, а в средневековую религиозную традицию. Поэтому жесткая позиция учитель–ученик в традиционной образовательной модели подразумевает всевластие одного и послушание другого.

Изменить менторский подход к образованию попытался в начале двадцатого века австрийский философ Рудольф Штайнер. Именно он является основателем вальдорфской педагогической системы. Сегодня по всему миру насчитывается около 1000 вальдорфских школ.

В Московской европейской гимназии обучение идет по программам международного бакалавриата (так называемого IB). Здесь старшим ученикам предоставляется образовательный выбор.

«Важно, чтобы ученик исходил из того, что ему самому интересно. А также из того, что он уже умеет или чему хочет научиться. То есть программа вся исходит от личности ученика. Система IB рассчитана на то, чтобы выпускник мог получить образование в высшей школе, не только в России, а и за рубежом. Притом в лучших вузах», – считают педагоги гимназии.

«Я выбрала программу IB для поступления в иностранный вуз, так как это открывает новые возможности, позволяет лучше узнать язык и в принципе научиться мыслить в международных стандартах, – говорит ученица одного из старших классов. – Мне кажется, что это вызов самому себе в любом случае, обучение на неродном языке. Если ты смог преодолеть языковой барьер, это значит, что ты в принципе достаточно мотивированный и целеустремленный человек».

Вальдорфская школа: что это такое

По мнению вальдорфских педагогов: «Самое важное в вальдорфской школе – это отношение к человеку. Современный мир предлагает исключить человеческий фактор, как таковой, для того, чтобы появилась объективность, там, ЕГЭ и так далее.

Но проявление человека – это самое важное, что мы храним, что мы взращиваем и чему мы уделяем самое большое внимание. И, конечно, музыка, живопись, движение, рецитация (работа с речью) – это очень важные предметы в вальдорфской школе, – убеждены педагоги.

– Если мы говорим о взаимодействии учителя и ученика, то это, конечно, встреча двух личностей. В вальдорфской школе классный учитель, он ведет все основные предметы с первого по седьмой класс, это второе семилетие, от смены зубов до полового созревания.

Вадорфский учитель должен быть квалифицирован, он должен быть очень образованным и культурным человеком».

«Многие выпускники, с которыми бывшие вальдорфские школьники учатся уже в университетах, явно проигрывают нашим детям, именно потому, что мы не готовим к ЕГЭ и ОГЭ прежде всего, мы даем образование. Вот этим, на мой взгляд, мы кардинально отличаемся», – признаются учителя.

Зачем, уезжая за границу, россияне отдают детей в русские школы?

Курортный город Будва называют русской столицей Черногории. Кто-то ищет тут политического убежища, кто-то климатического, а некоторые просто хотят пожить вдали от катаклизмов перенаселенных городов. Чаще других сюда приезжают семьи с маленькими детьми, озабоченные будущим своих чад.

На данный момент в Будве конкурируют между собой три частных русскоязычных школы, сертифицированные по российскому образовательному стандарту.

Возникает вопрос: зачем люди, уезжая в европейскую страну, отправляют ребенка учиться в русскую школу? Ведь в качестве альтернативы существуют бесплатные черногорские гимназии и престижные международные школы, открывающие путь в лучшие вузы Европы.

Вальдорфская школа: что это такое

«Мимикрировать под черногорскую действительность нам не хотелось, потому что, может быть, это только слова, но все равно внутри ты чувствуешь, что у тебя же балет, Пушкин, Достоевский, а здесь – солнце, море.

И поэтому мы решили вот эти две истории склеить, – признается учитель местной русской школы и одновременно мама детей, которые здесь учатся.

– Люди к нам сюда приходят, которым кроме знаний, еще нужна и атмосфера, и они в школу приходят за этой атмосферой, они приходят за тем, чтобы дети могли быть свободными, за тем, чтобы они могли быть услышанными».

Многие родители не готовы в начальной, да и в средней школе отдавать детей в другую языковую среду, ведь они убеждены: «литература – это на самом деле часть души, часть того, из чего потом формируются какие-то ценностные штуки».

Некоторые семьи не скрывают, что рассматривают маленькую Черногорию как трамплин для поступления своих детей в вузы других европейских стран. Кроме того учителя и родители говорят, что все время держат в голове возможность того, что им по каким-либо причинам потребуется вернуться обратно в Россию.

Чему учат в Вальдорфской школе

Школа, где уже почти шесть лет работает Елена Зюзина, входит в число так называемых альтернативных.

В основе учебного процесса здесь лежит вальдорфская педагогика — система методов и приемов, основанных на антропософской (от греческого — «человек» и «мудрость») концепции развития человека. Ее автор — немецкий философ Рудольф Штайнер. В России методику стали применять в начале 90-х годов. В это время по инициативе группы учителей и родителей в Самаре была создана Вальдорфская школа.

— Чем так привлекательна вальдорфская педагогика?

— Самое важное в ней — ребенок. Он на первом месте, все подчинено развитию его индивидуальных способностей. Учебный процесс построен так, чтобы ребенку было комфортно учиться.

С первого дня дети учат два иностранных языка, в программе и художественное, и прикладное творчество, и уроки эвритмии — это искусство художественного движения. Обязательно обучение игре на музыкальных инструментах — флейта с первого класса.

При этом все школьные предметы представляют одинаковую ценность.

— То есть растите гармоничную личность?

— Согласно исследованиям антропософов, гармоничное развитие личности, природных способностей ребенка должно происходить через творчество и практические навыки.

В учебном плане Вальдорфской школы превалируют предметы эстетического и практически-прикладного характера. Маленький человек познает мир через ощущения, наблюдения и переживания. Нравственная сторона развития личности тоже важна.

Поэтому в традициях школы много семейных, благотворительных мероприятий, совместных действий младших и старших школьников.

Вальдорфская школа: что это такое

— Как это происходит на практике?

— Наши ребята многое учатся делать своими руками, стремятся видеть дальше того, что написано в книгах и найдено в интернете, свободно и аргументированно излагать мысли, отстаивать свою точку зрения. Мы развиваем в них способность самостоятельно находить нужную информацию.

То есть подводим к тому, чтобы они сами делали открытия. Многие темы изучаем через практическую деятельность. Это могут быть как лабораторные работы на уроках, так и индивидуальные проекты по предметам. Например, на химии мы с ребятами проводим много опытов.

Бывает, некоторые темы, к примеру связанные с огнем, изучаем непосредственно на природе. Ребенок в этот момент наблюдает явления и свойства веществ во время горения. А в конце учебного года дети обязательно отправляются на предметные практики, экскурсии.

Например, изучать минералы на Урал, в байдарочный поход «Жигулевская кругосветка», на сельскохозяйственную, лесную практику или в Москву, Санкт-Петербург — по музеям.

— Важную роль в жизни Вальдорфской школы играют родители…

— Очень часто родители сначала приводят детей, а потом сами приходят к нам на работу. Иногда наоборот. Бывает, дети уходят, а родители остаются. Причем необязательно преподают только один предмет, как я, а ведут класс как руководители, курируют художественные проекты, практики, проводят мастерские.

Вообще быть родителем в нашей школе непросто и очень ответственно, без активной позиции трудно удержаться. Вместе с детьми мы постоянно развиваемся. Ходим в походы, организовываем спортивные мероприятия. Мы готовим вкусную еду на праздники, мастерим подарки для ребят, делаем декорации и шьем костюмы к театральным постановкам и сами выступаем в роли артистов.

В прошлом году в школе появилась практика — ставить спектакли в двух вариантах. В одном играют дети, в другом — мамы и папы. Два раза в год ученики и родители готовят музыкальную гостиную вместе с педагогами. Есть также родительский хор, но, к сожалению, участвовать в нем у меня пока не получается.

Зато я принимала участие в спектаклях для учащихся, в постановках, которые мы, педагоги, готовили для выпускников.

— Хватает на все времени?

— Мой рабочий день долгий, начинается в 8 утра. Но я привыкла к такому ритму жизни.

Самарский воспитатель о том, что такое вальдорфский детский сад, и как в него попасть

Вальдорфская система: что это такое

В 1919 году в Германии дети рабочих, трудившихся на табачной фабрике «Вальдорф Астория» (г. Штутгарт, Германия), впервые опробовали на себе обучение по вальдорфской системе – методике, которая базировалась на философии австрийского философа и ученого Рудольфа Штайнера.

Название, как становится понятно, произошло от названия предприятия, где она впервые была опробована. Пожалуй, самое главное отличие этой школы от всех остальных в то время заключалось в ее толерантности: в вальдорфской школе не допускалось деления учеников по социальным слоям, вероисповеданию и даже показателю IQ.

В ней все были равны. Чуть позже при той же фабрике стараниями Штайнера был организован и вальдорфский детский сад.

Спустя десятилетия новый подход стал причиной непрерывных споров и разногласий, предметом восторженных отзывов тысяч родителей, педагогов и детей, а также основой для огромного количества детских садов и школ во всем мире (сегодня суммарное их количество превышает три тысячи учреждений).

Воспитание по вальдорфской системе предполагает, прежде всего, чуткость и внимательность к основным потребностям ребенка. Штайнер считал, что в первые месяцы жизни малышу необходим покой и защищенность, а не обилие впечатлений.

Вальдорфская школа считает, что кроха приходит во внешний мир с тем, что он принес с собой из «доземной» жизни. После рождения он должен приспособиться к новым условиям жизни вне материнской утробы, к новому способу дыхания и питания.

Читайте также:  Крем от растяжек для беременных: какой лучше

Значит, нужно обеспечить малышу надежный «домик» и защиту от внешнего мира, суеты и шума. В качестве такой «оболочки» вальдорфская педагогика рекомендует люльку, накрытую с одной стороны прозрачной розовой тканью или тюлем.

Подвешенная в воздухе качающаяся люлька символизирует плавный переход из материнской утробы в физический мир. Каждый новый шаг вперед – познание своего тела, знакомство с близкими, сидение и ползанье – для малыша серьезное достижение.

По мнению Штайнера, искусственно ускорять развитие не нужно: на освоение новых навыков малышу требуется время. Однако это совсем не означает, что нужно бездействовать! Задача родителей – дать ребенку то, что ему необходимо именно сейчас, в настоящий момент, а не в будущем. Это основной принцип, которым руководствуется вальдорфская педагогика.

Пример для подражания

Что же такое воспитание по вальдорфской системе? «Пребывать в атмосфере любви и подражать здоровым примерам – это и есть нормальное состояние ребенка», – говорил Рудольф Штайнер.

Обучение и воспитание детей раннего возраста строится на подражании: младенец старается повторить выражение лица своей мамы, а двухлетняя малышка кокетничает перед зеркалом, накрасив губы помадой. В качестве основы обучения и построения модели «взрослый-ребенок» вальдорфцы взяли именно эту «впитывающую» особенность детской личности.

Вот почему в системе Штайнера в детском мире особое место занимает взрослый (это может быть не только родитель, но и воспитатель, учитель). Он является для ребенка безоговорочным авторитетом и абсолютным примером. Воспитание по вальдорфской системе предполагает, что от поведения взрослого зависит вся атмосфера дома или же в садике.

Эмоциональная детская личность отличается высокой восприимчивостью не только к поступкам окружающих людей, но и их переживаниям, мыслям. Дети подражают старшим, в том числе, когда наблюдают, как те одеваются, убирают, готовят и т.п. Представьте себе вальдорфский детский сад: воспитатель в нем ведет себя так же, как мама, занимаясь хозяйством.

Он вытирает пыль, варит компот или печет пироги, время от времени подходя к детям, чтобы поиграть с ними или рассказать сказку. Ребята постарше помогают ему накрывать на стол, работать в саду, убираться в группе.

Много времени уделяется творческим занятиям: рисованию, лепке, аппликации (а в старших группах – даже валянию и вязанию), игре в кукольный театр, разучиванию песенок и стишков. И все-таки в некоторых аспектах вальдорфский детский сад солидарен с обычным садиком – полноценное четырехразовое питание и дневной сон в нем обязательны!

Детское время

Обучение по вальдорфской системе не просто не обещает научить дошкольников читать, писать и считать. Напротив, оно полностью отрицает обучение чтение и письму до 7 лет (того возраста, когда пора будет отправляться в школу). Вальдорфцы не торопят интеллектуальное развитие ребенка! Они считают, что главное свойство интеллекта – это способность к творчеству.

Развитие воображения, словарного запаса и прикладных навыков – вот что станет благоприятной почвой для взращивания интеллектуального и абстрактного мышления в будущем. Таким образом, обучение по вальдорфской системе предполагает не механическое заучивание, а запоминание в ходе эмоционального «проживания» информации. Это способствует эффективному обучению без вреда для психологического здоровья.

Ведь полноценно развиваться интеллект может только тогда, когда есть качественный фундамент для этого – сформирован эмоциональный мир. Происходит это, когда «все молочные зубы сменяются на постоянные» (т.е. примерно в 12 лет).

Вот почему вальдорфские педагоги призывают не делать из ребенка взрослого, а наоборот, помогать ему как можно дольше оставаться маленьким, чтобы он успел вкусить все прелестные плоды детства и, разумеется, раскрыть все свои таланты. Воспитание по вальдорфской системе накладывает строгое табу на раннее обучение письму и чтению.

«Есть лошади, принужденные с малолетства возить тяжелые грузы, и есть те, которые ждут, пока вырастут их кости и разовьются их мускулы. Какие из лошадей будут сильнее впоследствии?» – эта притча как нельзя лучше отражает принцип, которым руководствуется вальдорфская школа.

Вальдорфская педагогика делает основной акцент в обучении на развитии интуиции и воображения, на умении фантазировать и творить. Детство ребенка-дошкольника полностью посвящается игре. Свободная игра ребенка – одна из основ развития, в ней «приводится в движение» воля, расцветает я творческая фантазия.

Эмоциональная сторога на самом деле гораздо важнее, чем владение логикой и анализом. Вальдорфский детский сад – место, где много времени посвящается играм на свежем воздухе (с песком, водой), садовым работам, сближающим детей с природой. Вальдорфская педагогика провозглашает одной из своих главных целей – «связь» с жизнью, т.е.

установление соотношений между научными знаниями и опытом. Быт, окружающий современного ребенка, настолько автоматизирован и далек от природы, что дети не имеют представления об элементарных навыках человеческой деятельности: как растят цветы, как пекут хлеб, как строят дом, как плетут корзины.

Воспитание по вальдорфской системе предполагает, что и мальчики, и девочки с самого раннего детства вышивают, вырезают по дереву, сами делают игрушки, работают на гончарном круге, рисуют красками и мелками, лепят из глины и воска без образцов и предложенных шаблонов, без заданной темы и определенных правил.

Вальдорфский детский сад предлагает детям три основных цвета: красный, желтый и синий. Остальные цвета малыши создают сами, смешивая и разбавляя краски. Вальдорфская педагогика также включает в себя элементы традиционной народной культуры: песни, игры, потешки, сказки, хороводы.

Конечно, как и любая другая развивающая воспитательная система вальдорфская педагогика не может обойтись без игрушек. Игрушки для «вальдорфских» детей просты и самобытны. Вальдорфский детский сад не предложит воспитанникам готовых игрушек: дети и педагоги мастерят их сами.

Основа – природные материалы (необработанное дерево, шерсть, бумага, натуральные ткани, солома). Красители тоже только натуральные: водные краски, соки растений, специи, кофе и т.п. Категоричное «нет» говорит вальдорфская школа пластмассе, механике и электронике – в общем, всему тому, чем сегодня заполнены полки детских магазинов.

Но не только экологичность и ручная работа являются отличительными чертами вальдорфских игрушек. Всех их выделяет из массы остальных «мягкая» форма: даже деревянные кубики не имеют четких острых углов и, кажется, немного несовершенны по форме. В этом и заключается главный принцип вальдорфской игрушки – намек на форму и способ игры с ней.

Делается это для того, чтобы получило импульс для развития детское воображение. Когда фантазия берет старт, любой брусок может стать корабликом, а листочек, опавший с дерева, – парусом, три лоскутка заменяют куколку, а палка – лошадку.

Самые маленькие ребята играют с неокрашенными глиняными, лоскутными или деревянными куклами, у которых даже не прорисовано лицо – в игре малютка сам решает, смеется кукла или плачет. Нельзя, однако, сказать, что таким принципом вальдорфская школа обедняет игрушечный детский мир.

Вариантов полно: музыкальные игрушки (флейты, ксилофоны, трещотки), фигурки животных и растений, деревянные кубики и конструкторы (в том числе из природных материалов – веточек, палочек, каштанов, желудей, шишек и орехов), игрушки для обучения ремеслам (гончарный круг, ящик с деревянными инструментами, клубки ниток и пр.), мозаики-пазлы, вальдорфские куклы.

К доске

Несмотря на то, что популярной вальдорфской методики воспитания в России набирает обороты, и количество вальдорфских детских садов неуклонно растет, вальдорфских школ у нас пока немного. Это и неудивительно: вальдорфская педагогика разительно отличается от традиционной.

В качестве основных отличий можно отметить отрицание оценок не только в начальной, но и в средней – вплоть до 8 класса – школе (в конце года родители ученика получают табель-резюме, повествующее о его достижениях), и отсутствие учебников как таковых (на уроках дети работают в специальных тетрадях, которые и являются обучающими книгами).

Обучение рассчитано на 12-13 лет (никаких «перепрыгиваний» через класс!), при этом в школу ребята идут только по достижении 7-летнего возраста.

Имейте в виду, что если ваш ребенок пойдет в вальдорфскую школу, а затем вдруг по каким-то причинам вы решите покинуть ее, в обычном общеобразовательном учреждении он сможет присоединиться только к ребятам, обучающимся двумя классами «ниже» (т.е. вместо 7-го класса его примут в 5-й).

Из чего ясно следует, что обязательная образовательная программа вальдорфской школы все же отстает от общепринятой у нас в стране. И, как это логично вытекает из принципов вальдорфской педагогики, предметы, являющиеся второстепенными для обычной школы (музыка, рисование, природоведение и т.п.

), в вальдорфском образовательном учреждении становятся основными на первые восемь лет обучения. Впрочем, есть у вальдорфских школ и плюс, который несомненно оценят современные родители – пристальное внимание здесь уделяется изучению иностранных языков. С первого же класса дети изучают их два, причем погружение в языковую среду происходит максимально органично – через народный фольклор (народные песни, потешки, стихи и т.п.).

Не зря вальдорфскую школу часто называют «школой жизни»: можете быть уверены, здесь ребенок быстрее, чем где бы то ни было научится печь пирожки, садить цветы и вязать на спицах. Главный принцип обучения – накапливание жизненного опыта путем переживаний, а не пустая зубрежка теорий.

Отсутствие уверенности в том, что вальдорфская школа не дает ребенку реальных знаний для продолжения образования, например, в институте или университете, вынуждает многих родителей скептически относиться к этой педагогике.

Но то, что дети в вальдорфской школе учатся без страха и сомнений (отметок-то нет – чего бояться?), с удовольствием и радостным удивлением, безусловно, заставляет симпатизировать.

И если вы психологически готовы к тому, что ваш ребенок начнет изучать геометрию в первом классе посредством вождения хороводов и подвижных игр, можно попробовать познакомиться с вальдорфской системой обучения поближе.

Читайте также:  Вузы краснодара с бюджетными местами

Список вальдорфских школ и вальдорфских детских садов, которые работают в России, вы можете найти на сайте www.ruswaldorf.ru

Вальдорфские школы с "человеческим лицом" в Украине — BBC News Україна

У класичній вальдорфській школі підручниками для учнів стають їхні ж зошити

Представляете ли вы в Украине государственную школу, в которой школьникам не ставят привычных оценок, где дети могут целый месяц углубленно изучать только какой-то один предмет и где каждый ученик сам пишет и рисует себе учебники?

Таковой является экспериментальная школа «София» в Киеве — одна из четырех в Украине, которые действуют на принципах вальдорфской педагогики. Три других работают в Одессе, Кривом Роге и Днепропетровске.

Вальдорфская педагогика — это самая распространенная в мире независимая система альтернативного образования, цель которой гуманистическое и целостное воспитание детей. Эта система, в которой объем усвоенных знаний является далеко не единственным критерием успешности ученика, основывается на работах австрийского философа XIX-ХХ века Рудольфа Штайнера.

«Мы исходим из того, что дети приходят в этот мир с определенным вопросом и жизненной задачей. И наша задача — раскрыть ребенка в его сущности, — сказал ВВС Украина Кристоф Йоханнсен, исполнительный директор Международной Ассоциации вальдорфской педагогики в Центральной и Восточной Европе. — Учитель должен смотреть на ребенка и спрашивать себя: какой вопрос ребенок принес в этот мир?»

Одно из основных отличий вальдорфской педагогики — изучение предметов так называемыми эпохами. Вместо того, чтобы ежедневно изучать несколько уроков одновременно, как в обычных школах, «вальдорфцы» целый месяц углубленно изучают что-то одно — например, историю или географию. Другим предметам в это время уделяют меньше внимания.

С первого по восьмой класс с учениками работает в основном один учитель, который преподает столько дисциплин, сколько позволяет его образование. За это время он должен стать для своего класса авторитетным наставником и образцом для подражания. Очевидно, это предъявляет к вальдорфскому педагогу огромные требования.

В младших и средних классах школы нет привычных оценок или контрольных работ, что позволяет избежать конкуренции между детьми, которая, по мнению вальдорфских педагогов, лишняя в раннем и подростковом возрасте.

Особый упор делают на художественные предметы, такие как музыка, вокал, живопись и эвритмия — особая вальдорфская дисциплина, похожая на танец.

Школа также не поощряет детей до 10 лет пользоваться компьютерами и различными гаджетами.

Однако эта система имеет и своих критиков.

В своей классической форме вальдорфская школа создает для ребенка максимально комфортные условия для жизни, которые не соответствуют реальному миру, говорит Татьяна Вахненко, соорганизатор курсов Школа профессиональных родителей.

«Для современного мира она не подходит тем, что она очень мягкая и больше направлена на развитие творчества, ребенок как бы находится в аквариумных условиях», — говорит г-жа Вахненко.

По ее словам, некоторых учеников, выходящих из вальдорфских школ, ожидает стресс от встречи с реальностью.

Это подтверждает и киевлянка Елена Козлова, мать троих детей , двое из которых учились в вальдорфской школе, однако потом перевелись в «традиционные» учебные заведения.

Г-жа Козлова рассказала о своем среднем сыне, который после шестого вальдорфского класса перешел в математический лицей: «Многое ему было совершенно незнакомо: например, «разборки» после уроков где-то под гаражами с избиением. Он был в шоке. После первых таких «разборок» у него была психологическая травма».

С другой стороны, добавляет Елена Козлова, это не означает, что у ее сына не было бы такой травмы, если бы он учился в обычной школе с первого класса.

Чего не хватает «вальдорфцам» после перехода в другие школы — так это знаний, в один голос утверждают родители.

Особый акцент делается на музыку и искусство

«Сумма знаний, которую там дают детям, абсолютно нормальная и адекватная. Проблема скорее с ощущением себя в обычной школе», — говорит Козлова.

Создавая свою систему образования, Рудольф Штайнер предусмотрел, что она должна быть совместимой с традиционными школами. Однако некоторые родители рассказали ВВС Украина, что не собираются переводить своих детей из вальдорфской в другие школы именно потому, что ценят целостность и уникальность подхода Штайнера.

Кристоф Йоханнсен из Международной Ассоциации вальдорфской педагогики отрицает, что выпускники этих школ имеют проблемы с социальной адаптацией.

«Наши выпускники часто получают образование дольше, потому что хотят изучить многие факты, но в итоге они становятся нормальными членами общества», — говорит он.

По его словам, многие бывшие «вальдорфцы» осваивают социально ориентированные профессии, такие как медицина или педагогика.

Это подтверждают и в школе «София», практически все выпускники которой, по словам их учителей или поступили в желаемый вуз, или занимаются любимым делом.

«Эта система образования в первую очередь воспитывает в людях человечность и учит быть открытыми к другим людям. Поэтому в социуме такие дети как раз будут гораздо лучше адаптированы», — говорит киевлянин Тарас Шамайда, чей сын учится в третьем вальдорфском классе.

Об изнурительной работе вальдорфских учителей ходят легенды. На вопрос, что самое сложное в этой профессии, Алиса Кропивка из школы «София» отвечает только после долгого молчания: «Содержать семью».

«Мы здесь живем в этой школе, это правда», — поддерживает коллегу Елена Мезенцев .

Г-жа Кропивка ведет сейчас седьмой класс, в котором преподает большинство неточных предметов.

Постороннему человеку может показаться, что на уроках не хватает дисциплины, но на самом деле, говорит учитель, имея достаточно личной свободы, дети таким образом отрабатывают с одноклассниками социальные навыки.

Вальдорфские учителя обязаны сами постоянно учиться

О типичном вальдорфском уроке рассказывает г-жа Мезенцева: «Иногда можно прийти на урок и увидеть: что это за бардак? Мы прыгаем с детьми, что-то учим очень активно, body memory (телесная память — Ред.).

Я как учитель понимаю, что этому мальчику надо пять раз класс обежать, чтобы он мог работать.

А другому надо пять раз подойти и сказать: ты классно сегодня сделал, как никогда, ты такой молодец! Этот индивидуальный подход к ребенку — наша основа».

Вальдорфская школа, по словам г-жи Кропивки, помогает детям «с заниженной самооценкой» завязать дружеские отношения со сверстниками. При этом в классе есть как замкнутые и углубленные в себя ученики, так и хулиганы-экстраверты.

Кристоф Йоханнсен формулирует основное требование для вальдорфского педагога кратко: «Если учитель не любит своих учеников, то это неправильный учитель».

По его словам, педагогика Штайнера требует от учителя «отказаться от собственного эгоизма» и поставить в центр класса ученика, а не себя.

Елена Козлова, которая называет себя «раненой советской системой образования», соглашается, что отношение к ее детям в школе «София» было исключительно хорошим.

«Я знаю одно: детям там хорошо, и это главный плюс этой школы. Но родителям — не всегда. Потому что вальдорфская школа предъявляет к родителям очень много требований», — рассказывает она.

По ее словам, родителей регулярно приглашают в школу на собеседования о воспитании и общении с детьми.

«Я с мальчиками очень часто «выгребала» и чувствовала себя все время виноватой, это трудно», — говорит мама.

Первая школа, которая действовала на принципах Рудольфа Штайнера, открылась в немецком Штутгарте в 1919 году.

На сегодня в мире существует чуть более тысячи вальдорфских школ, большинство из которых — в Центральной Европе. На территории бывшего соцлагеря таких заведений около сотни.

Кристоф Йоханнсен связывает развитие этой системы в Украине с тем, насколько государство готово предоставлять автономию школам, которые не слишком вписываются в официальные представления об образовании.

По его словам, через десять лет в Украине, возможно, будет не четыре, а 8-10 вальдорфских школ.

Однако Павел Полянский, бывший заместитель министра образования, говорит, что количество таких школ зависит от количества родителей, готовых отдать туда детей.

«Сегодня дадим ответ на вопрос, удовлетворяет ли сеть из четырех школ потребности родителей? У нас родителей таких гораздо больше, чем ученических мест в этих школах? Похоже, что пока не больше» , — говорит он.

Саму вальдорфскую систему экс-чиновник называет «альтернативным островком» к «консервативной классно-урочной системе, которая не справляется со своими функциями обучения и воспитания детей» .

По его мнению, преимуществ в такой системе значительно больше, чем недостатков. А к недостаткам он относит трудности при переходе в обычную школу и низкий уровень теоретической подготовки в отдельных случаях.

«Мне когда-то один из основателей послевоенной сети вальдорфских школ в Германии сказал, что после войны наступил период, когда в Германии даже проводились уличные акции с требованием создания вальдорфских школ, — рассказал г-н Полянский. — Так вот, говорит он, пока у вас (в Украине — Ред.) не будет такого широкого спроса, то наверное, эта сеть не разовьется».

В вальдорфских школах верят в антропософию, гомеопатию и вред от прививок. мы побывали в такой школе и пообщались с выпускниками, — репортаж theбабеля

На украинских форумах про вальдорфские школы пишут противоречивые отзывы. Одни рассказывают, что их ребенок с интересом ждет каждого школьного дня. Другие — что это секта, которая забрала у них родных.

Читайте также:  Лучшие пробиотики для детей

К любопытству журналистов в некоторых вальдорфских школах относятся настороженно — расспрашивают, в каком ключе мы планируем о них писать. А в нескольких школах на наши письма вообще не ответили. Наконец договариваемся приехать в «Борисфен».

Это вальдорфская школа, которая еще не получила лицензию МОН, хотя существует уже пять лет.

Приезжаем в восемь утра. «Борисфен» расположен в десяти минутах езды от метро «Академгородок», в сером особняке с большими полуовальными и квадратными окнами. На входе нас встречает женщина в длинном зеленом платье. Это соучредитель школы Наталья Шпилька.

Владимир Шуваев / «Бабель»

В актовом зале, держась за руки, уже стоят дети и учителя. Это не «показуха» для гостей: так — с танцев или пения — начинается каждый день в вальдорфских школах.

Лицензированных вальдорфских школ в Украине 18 — в Днепре, Кривом Роге, Харькове, Николаеве, Запорожье и нескольких других городах, но больше всего их в Киеве. На наш запрос в Министерстве образования насчитали в столице пять вальдорфских школ.

На самом деле их значительно больше, но есть много частных инициатив, не имеющих лицензии МОН.

Обучение в вальдорфских школах платное. Например, ученики «Борисфена» платят шесть тысяч гривен в месяц и еще отдельно «сбрасываются» на ремонты и мебель. Здесь все из натуральных материалов: дерева, металла. Пластик в школе стараются не использовать.

Владимир Шуваев / «Бабель»

После приветствия, держась за руки, цепочкой дети расходятся по классам. У дверей уже стоят преподавательницы, которые жмут руку каждому ученику и спрашивают, как дела. Бросается в глаза, что все учительницы в длинных платьях или юбках.

Урок истории сегодня первый. У шестиклассников, к которым мы пришли в гости, он сейчас главный. «Главный урок» в вальдорфской школе длится час и двадцать минут. До 8 класса его ведет один и тот же учитель — такой себе классный руководитель.

Это может быть любой предмет — история, алгебра, биология. Он не меняется три-четыре недели, пока дети полностью не усвоят несколько тем, — этот период называется эпохой. Кроме главного урока, ежедневно дети изучают еще несколько дисциплин, на каждую выделяется по 45 минут.

В вальдорфских школах изучают все предметы, предусмотренные школьной программой, однако есть и особые уроки.

Например, эвритмия — что-то похожее на танец, во время которого дети, одетые в разноцветные накидки, выстраиваются в разные геометрические фигуры и показывают движениями буквы и слова. Также в вальдорфских школах есть гимнастика и физкультура.

Владимир Шуваев / «Бабель»

Парты в шестом классе расставлены полукругом. Дети становятся возле своих стульев и начинают читать стихи про солнце и дух — так старшие классы во всех вальдорфских школах мира открывают главный урок. В младших классах стихотворение очень похожее. Из-за разных часовых поясов в разных странах получается, что эти стихи звучат почти круглосуточно.

Дети достают тетради и самодельные пеналы. Учебников у них нет. Ученики конспектируют услышанное во время урока и потом используют свои записи вместо книжки. Тетради можно оформлять как угодно: рисовать, чертить. Тема сегодняшнего урока — Древний Рим.

Пани Виктория — именно так, а не по отчеству, обращаются ученики к учительнице — не читает лекцию из учебника или конспекта. Она рассказывает о жизни императоров Римской Империи. Большую часть урока учительница уделяет личности Иисуса Христа.

Единственная книга, которую она цитирует за весь урок, — Библия.

2.

В основе вальдорфских школ лежит антропософия — философское учение немца Рудольфа Штайнера. Сторонники его теории верят, что человек имеет несколько тел: обычное (телесное), эфирное (жизненная энергия, дух), астральное (душа) и «я», верят в карму и перерождение.

Владимир Шуваев / «Бабель»

Штайнер вместе с врачом Итой Вергман также разработал свою методику лечения.

Антропософская медицина не отрицает традиционную, однако считает, что лекарствами нужно пользоваться только в исключительных случаях: если ситуация острая и требует немедленного медицинского вмешательства. Если же заболевание на начальной стадии, то его будут лечить гомеопатией.

В Киеве есть антропософский медицинский центр «Митера», в котором предлагают даже рак лечить омелой. Сторонники антропософии также часто не одобряют прививки, особенно от детских болезней вроде кори.

В каждой вальдорфской школе есть «школьный врач». По сути это учитель, врач и психолог в одном лице. Преподаватели «Борисфена» говорят, что школьный врач не лечит детей гомеопатией, а может лишь оказывать первую медицинскую помощь.

В целом его задача — вместе с другими учителями следить за тем, как ребенок развивается и учится, нет ли у него пороков и проблем. Учительницы признаются, что своих детей не вакцинируют.

Но убеждают, что пропаганды против вакцинации в школах не ведут, родители детей решают этот вопрос самостоятельно.

«Родители могут выбирать для своего ребенка любое медицинское сопровождение. Школа не вмешивается в это», — убеждает Шпилька.

Владимир Шуваев / «Бабель»

3.

Школьным врачом и воспитателем группы продленного дня в «Борисфене» работает 24-летняя Настя Анненко.

Ее мама, Галина Олеговна, в начале двухтысячных узнала о вальдорфской педагогике, загорелась этой темой и отдала дочку в школу «София» в Киеве. А сама углубилась в учение Рудольфа Штайнера.

Художница по образованию, со временем она открыла для себя антропософскую арт-терапию и проучилась пять лет в международной школе терапии живописью в Голландии.

Настя и ее мама верят в антропософскую медицину и лечатся обычно только такими методами. Бабушка Насти страдает от паркинсонизма, и девушка убеждена, что болезнь развилась из-за таблеток от аритмии сердца, которые она принимала. Настя считает, что если бы бабушку лечили антропософскими методами, этого можно было бы избежать.

Владимир Шуваев / «Бабель»

Настя — одна из первых в столице, кто окончил 11 классов вальдорфской школы. После школы она поступила в университет имени Богомольца в Киеве, а теперь учится на антропософского врача. В украинских вузах этой специальности нет, поэтому она проходит такой курс от швейцарского антропософского университета Гётеанум. Его специалисты ежегодно приезжают в Украину и проводят здесь семинары.

С Настей в школе «Борисфен» работает ее бывший одноклассник — Максим Левинский. Он — учитель физкультуры.

Максим, в отличие от Насти, проучился только 8 классов в вальдорфской школе, после чего перешел в обычный лицей, а потом поступил в КПИ на энергетика.

Однако университет он не закончил, потому что его неприятно удивило равнодушие студентов и некоторых преподавателей по отношению к обучению.

Владимир Шуваев / «Бабель»

Максим немного поработал тургидом и промышленным альпинистом, но потом вернулся в вальдорфскую школу. С ней тесно связана не только его жизнь, но и жизнь его семьи. Младшая сестра Максима ходит в такую же школу, а его мать стала эвритмистом. Сейчас она работает в садике и в некоторых классах «Софии».

Одноклассница Максима и Насти, Тоня Панисова после школы без помощи репетиторов поступила на бюджет в Киевский университет имени Бориса Гринченко, но тоже быстро разочаровалась в учебе.

Если в вальдорфской школе учитель, по ее словам, «вызывал уважение и подталкивал учеников к собственным открытиям», то в университете большинство преподавателей, как и студентов, учебой не интересовались.

Информацию нужно было усваивать очень быстро. Выполненные задания не обсуждали.

Владимир Шуваев / «Бабель»

Тоня выучилась на социального психолога, но по специальности работать уже не хотела. Пыталась работать помощником учителя в вальдорфской школе, но поняла, что работа с детьми — не для нее.

Немного побыла фрилансером — помогала людям создавать интернет-магазины. Затем работала клиент-менеджером в компании LABA.

Сейчас Тоня работает помощником руководителя в компании, которая занимается продажами на Amazon, но продолжает искать себя.

4.

Максим, Тоня и Настя, а также их семьи разделяют те или иные антропософские взгляды. Хотя все они уверяют, что в школе это мировоззрение им не навязывали.

«У нас не было отдельного предмета «антропософия». Нам никогда не говорили о Штайнере. Если мы и слышали что-то об этом, то от родителей. И нас всегда смешили слова «астральное» и «эфирное». Потому что мы не понимали, что это такое. Только в старшей школе я начала понимать, что человек — это не только физическое, но и духовное, и стала интересоваться такими вещами», — говорит Настя.

Все трое продолжают общаться со своими бывшими одноклассниками и даже учителями. Организовывают вечеринки, литературные встречи и киновечера. Отмечают вместе праздники. На такие встречи приходят не только вальдорфцы, но уже и их жены, мужья, университетские друзья.

«Мы с «вальдорфскими» схоже смотрим на мир, это важно, — объясняет Настя. — У меня среди нынешних одногруппников тоже есть близкие друзья, но мы с ними можем поговорить не обо всем. Например, о том, что человек — это не только телесная, но и духовная сущность, а особенно о том, как наш дух влияет на наше здоровье, я мало с кем могу поговорить».

«Я понимаю своих одноклассников без слов. Чувствую, что у нас есть связь. С ними мы можем поговорить о духовном, но не только», — добавляет Тоня. И сразу же спешит уточнить: «Ну, то есть мы не какая-то там секта!»

Ссылка на основную публикацию